forex trading logo

Экономика, как известно, это – наука не из легких. Ее изучение занимает много времени и сил. Студенты, изучающие экономику в институте, всегда жалуются на ее проблематичность в изучении. Она сложна для понимания и изучения. Только в том случае, если вы имеете огромный «багаж» математических знаний, вы вправе сказать, что для вас экономика – самая простая наука в мире.


Опрос

В какой валюте, по Вашему мнению, надо держать сбережения?
 
 
Игнорирование китайского опыта

Суть китайского пути состоит в том, что власть остается в руках старой номенклатуры благодаря сохранению однопартийной системы и идеологической жесткости режима. Экономические преобразования проводятся постепенно и под контролем номенклатуры, а попытки альтернативной политической деятельности жестоко подавляются.

Однако забавно, что с рекомендациями лучше изучить китайский опыт и по возможности воспользоваться им выступают западные экономисты, воспитанные в традициях демократии и пресловутой «политкорректности». Поэтому приведем несколько доводов как экономического, так и социально-политического характера, говорящих о неуместности китайской модели в современной России, да и, более того, даже в позднем СССР.

Политические причины, обусловливающие невозможность использования китайского опыта в посткоммунистичсской России, настолько очевидны, что даже как-то неловко повторять всем известные факты. Фундаментальной политической характеристикой этой модели является тоталитарный режим, способный через партийную вертикаль и органы госбезопасности осуществлять всеобъемлющий контроль за ситуацией в стране. Либеральные реформы были начаты в России на рубеже 1991-1992 гг. в отсутствие не то что сильного государства, а государства как такового: СССР уже не было, а российский суверенитет существовал только на бумаге.

Социально-экономическая структура китайского общества была близка к советской, но не конца 80-х годов, а периода нэпа, Соотношение городского и сельского населения, структура ВВП и занятости, уровень грамотности, система социального обеспечения населения и корреспондирующие со всеми этими показателями среднедушевой ВВП и бюджетная нагрузка на экономику (доля бюджета в ВВП) в СССР 20-30-х годов и в КНР 80-90-х годов в значительной мере совпадают.

Иными словами, при сохранении политического авторитаризма для реализации модели ускоренного экономического развития принципиально важными являются три взаимосвязанных условия. Во-первых, достаточно низкий уровень экономического развития, выражающийся в наличии большого количества не вовлеченных в эффективное производство трудовых ресурсов (аграрное перенаселение). Во-вторых, низкий уровень социального развития, когда государство не принимает на себя характерный для развитого общества объем социальных обязательств. (Например, если в КНР социальным страхованием и пенсионным обеспечением охвачено не более 20% населения, то в СССР оно распространялось на все население.) Наконец, в-третьих, низкий культурно-образовательный уровень, когда демократизация еще не выступает одним из ключевых требований широких масс населения.

Все эти условия налицо в КНР и всех их не было в Советском Союзе 80-х годов. Поэтому те, кто выражает сожаление, что Горбачев не пошел по пути Дэн Сяопина, или рекомендует России учиться у Китая, должны согласиться со следующими базовыми предпосылками такого развития. Прежде всего правительству следует отказаться от социальных обязательств и перестать платить большую часть пенсий и социальных пособий. Правительству следует также сократить объем бесплатных услуг в области здравоохранения и образования, и таким путем снизить уровень бюджетной нагрузки в ВВП с нынешних 36-40% до примерно 20-25%. Однако, насколько нам известно, адепты китайских рецептов по большей части мотивируют необходимость их применения деградацией социальной сферы в России. Но тогда подобные рекомендации уходят из сферы реальной экономической политики в область благородных, но бесполезных мечтаний.

Подчеркиваем: вопрос не в том, были ли стартовые условия в Китае более благоприятными или менее благоприятными, чем в СССР начала перестройки.

Ведь и перед Советским Союзом стояла задача не только трансформации производственных отношений в рыночном направлении, но и осуществления глубоких структурных реформ - перехода от индустриальной экономики к постиндустриальной. А формирование новых секторов экономики, когда уже действует жесткая индустриальная система со своими приоритетами и мощными группами интересов, - задача ничуть не более легкая, чем создание современной индустрии с нуля. Аналогично дела обстоят и с уровнем демократизации. Советское общество 80-х годов было уже достаточно зрелым и образованным, а страна - относительно открытой для знакомства с западным образом жизни, чтобы реформаторские инициативы партийного руководства в области экономики были приняты населением без соответствующих политических подвижек. После неудачного опыта 60-х годов никто бы не поверил в серьезность намерений партийных лидеров, а реформаторская риторика воспринималась лишь как попытка органов госбезопасности проверить благонадежность граждан. Только готовность к политическим изменениям могла подтолкнуть экономические реформы и одновременно выбить почву из-под ног подавляющего большинства партийной номенклатуры, которое видело экономических новациях Горбачева досадное недоразумение.

Перейти на страницу: 1 2
 

Инфляция

Доходы

Предложение

Финансовый рынок


Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.eexperts.ru