forex trading logo

Экономика, как известно, это – наука не из легких. Ее изучение занимает много времени и сил. Студенты, изучающие экономику в институте, всегда жалуются на ее проблематичность в изучении. Она сложна для понимания и изучения. Только в том случае, если вы имеете огромный «багаж» математических знаний, вы вправе сказать, что для вас экономика – самая простая наука в мире.


Опрос

В какой валюте, по Вашему мнению, надо держать сбережения?
 
 
История монополий в России

Но симптоматично другое. Прослеживая этапы монополизации в России, автор говорит о последних двух десятилетиях XIX в. как о полосе созда­ния картелей — непрочных и неустойчивых соглашений. Что же касается первого десятилетия XX в., то Лаверычев, рассматривая деятельность монополистических союзов, указывает на создание ряда известных синдикатов. Однако, трудно согласиться с употреблением выражения «монополизирова­ли производство» применительно к этим синдикатам. Характерно, что абза­цем ниже автор не только отмечает более низкий уровень развития монопо­листического капитализма в России, чем в Англии, Франции, Германии и США, но, совершенно обоснованно, объясняет это явление «преобладанием в нашей стране легкой промышленности с ее менее зрелыми монополистическими союзами картельного типа и большим удельным весом сельского хозяйства в экономике». Существенное значение имеет и замечание Лаверы­чева об отсутствии либо символическом применении в России системы штрафов за невыполнение соглашений между монополиями. Подобную систему Лаверычев называет существенным элементом укрепления картельных со­глашений.[2]

Следствием такого положения, отмечал он, стал тот факт, что в России наиболее значительные и прочные соглашения завершающей стадии производства (например, в текстильной отрасли) охватывали единицы крупней­ших предприятий. Дальнейшее исследование степени монополизации пред­приятий в тяжелой промышленности привело Лаверычева к выводу о том, что большинство картелей высшей ступени относятся к объединениям, свя­занным с выполнением казенных заказов. В частности картели в металло­обрабатывающей промышленности, непосредственно связанные с выпол­нением казенных заказов, отличались, в сравнении с картелями легкой и пищевой промышленности, лучшей организацией, узкой специализацией. Вместе с тем удельный вес большинства этих картелей в экономической жизни страны был невелик.

Накануне первой мировой войны, по мнению автора, отмечался интенсивный процесс возникновения и развития монополий высшего типа — концернов и трестов, число которых достигло нескольких десятков. Было бы логичным, исходя их названия монографии, рассмотреть отдельной главой, или хотя бы отдельным разделом, деятельность концернов и трестов. Но автор ограничивается упоминанием о создании военно-промышленных групп, не приводя конкретных примеров об объединении управления, производ­ственной деятельности, сбыта в рамках возникших концернов. Более суще­ственным представляется пример монополий в нефтяной промышленности, где к 1914 г., по данным Лаверычева, три фирмы давали 60,7 % общероссий­ской добычи нефти и охватили 90 % торговли нефтью и нефтепродуктами. В этой связи представляется обоснованным замечание Лаверычева о пред­принятых накануне 1914 г. попытках создания комбинатов, включавших все стадии производства. Вертикальное комбинирование, по его оценке, находи­лось на стадии создания (у истоков) союзов типа концернов и трестов.

В качестве одной из причин замедленного развития монополий автор называл мелочную опеку и регламентацию процесса объединения предприятий со стороны государства. Абсолютистское государство, стремясь ограни­чить развитие синдикатов и банков, действовало вразрез с закономерностя­ми хозяйственного развития.[3]

Доводы в поддержку устоявшихся в советской историографии представлений изложены и в монографии Ю.А. Буранова об акционировании промышленности Урала. Как считает автор, акционирование уральских горнозаводских хозяйств в 1900—1910 гг. по своей сути ничем не отличалось от аналогичных процессов в стране. Правда, здесь же Буранов оговаривается: на Урале значительное влияние на промышленность оказывал комплекс пережи­точных явлений, в силу чего даже не ставился вопрос о ее коренной техничес­кой перестройке. В определенной степени это было связано с отсутствием у русских коммерческих банков заинтересованности в ее развитии. Поскольку коммерческие банки не вкладывали новых капиталов в уральскую промыш­ленность, а попытки мобилизации помещичьих средств (то есть средств вла­дельцев горнозаводских округов) вели к полному и быстрому их исчерпанию, указывает Буранов, источником ресурсов мог быть или залог недвижимости в ипотечных банках, или выхлопатывание неуставных ссуд, или использование других форм государственного финансирования.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5
 

Инфляция

Доходы

Предложение

Финансовый рынок


Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.eexperts.ru